ПОСОЛЬСТВО

НОВОСТИ ПОСОЛЬСТВА

Назад

Интервью заместителя Министра иностранных дел России И.В.Моргулова японскому информагентству «Дзи-Дзи Пресс» (17.03.2017)

Вопрос: Скажите, для чего нужно восстанавливать именно формат «2+2»?

Ответ: Думаю, ответ на ваш вопрос очевиден. Диалог глав внешнеполитических и оборонных ведомств России и Японии по широкому кругу проблем военно-политической безопасности нужен нашим странам как двум соседям и важным игрокам в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Причём подчеркну, что договоренность о возобновлении работы данного формата базируется не на чьей-либо односторонней инициативе, а на взаимной заинтересованности.

Хотел бы напомнить, что диалог «2+2» был создан в соответствии с совместным заявлением лидеров о развитии партнерства от 29 апреля 2013 года. Этот шаг свидетельствовал о постепенном выходе российско-японских отношений на новый этап, требующий более высокого уровня координации подходов как по двусторонним, так и региональным и глобальным вопросам. Поэтому скорее следовало бы задуматься над тем, зачем нужно было приостанавливать диалог в данном формате. Но это уже другая тема.

Вопрос: То есть возобновление диалога в данном формате будет продолжением первой встречи, которая состоялась в 2013 г., или же те договоренности потеряли свою актуальность и нужны какие-то новые подходы и предложения?

Ответ: Обе стороны высоко оценили результаты первого раунда, состоявшегося в ноябре 2013 года. По нашей оценке, встреча министров иностранных дел и обороны двух стран помогла тогда укрепить атмосферу доверия в российско-японских отношениях. Разумеется, мы  настроены на то, чтобы использовать созданные в ходе первого раунда заделы и продолжить конструктивный диалог с целью углубления взаимопонимания.

Разумеется, ситуация в мире в целом и в двусторонних связях за прошедшие три с половиной года изменилась. Этого нельзя не учитывать. Однако неизменным остается тот факт, что уровень  взаимодействия России и Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе непосредственно влияет на обеспечение в нем стабильности. Именно по этой причине в ходе предстоящих переговоров российская сторона намерена уделить приоритетное внимание проблематике АТР, включая вопросы создания новой региональной архитектуры безопасности и многостороннего сотрудничества.

Вопрос: В начале февраля господин С.Абэ подчеркнул важность проведения диалога с Россией в формате «2+2»; еще ранее, в декабре 2016 г., РИА Новости, ссылаясь на диписточник, сообщило, что Россия считает важным возобновление такого диалога. Очевидно, что данный формат переговоров – это взаимный интерес двух стран. Можем ли мы в этом случае ожидать большей эффективности?

Ответ: Полагаю, что уже частично ответил на этот вопрос. Мы подтверждаем  готовность к широкому и доверительному диалогу с японской стороной по  актуальным двусторонним, региональным и международным темам, имеющим военно-политическое измерение. Рассчитываем на аналогичный настрой  Токио.

Вопрос: Как Вы оцениваете текущую ситуацию в Северо-Восточной Азии с точки зрения безопасности? Каким могло бы быть взаимодействие между Россией и Японией для предотвращения нарастания напряженности в этом регионе?

Ответ: Обстановка в СВА вызывает серьезную обеспокоенность. Факторы нестабильности, к сожалению, нарастают. Мы предлагаем взглянуть на  ситуацию комплексно с тем, чтобы разорвать порочный круг напряженности, когда в ответ на северокорейские ракетно-ядерные «эксперименты»  следуют шаги США и их союзников по активизации учений и другой военной деятельности, что, в свою очередь, подталкивает Пхеньян к новым вызывающим действиям. Наша общая цель состоит в том, чтобы обеспечить решение проблем Корейского полуострова мирными политико-дипломатическими средствами в контексте общей военно-политической разрядки, создания прочного механизма мира, который создавал бы надежные гарантии безопасности для всех без исключения стран, расположенных в регионе. Предстоящие переговоры дадут хорошую возможность изложить японским партнерам наши подходы к этим вопросам.

Вопрос: Какую роль Япония может сыграть в борьбе с терроризмом, сотрудничая с Россией?

Ответ: В последнее время российско-японский диалог по антитеррористической тематике активно развивается на различных уровнях. Эта тема обсуждается в ходе контактов руководителей советов безопасности двух стран, министров иностранных дел, профильных межмидовских консультаций. По отдельным аспектам, в частности, по борьбе с кибертерроризмом, мы уже близки к выходу на более тесные формы координации, в том числе рассматриваем возможность подготовки соответствующих двусторонних документов. У нас также есть успешный опыт совместной реализации под эгидой ООН антинаркотического проекта в Афганистане. Все это создает хорошую базу для расширения взаимодействия в данной сфере, которое, безусловно, отвечает интересам обеих стран.

Вопрос: Япония выразила озабоченность в связи с недавними сообщениями о размещении дивизии Минобороны России на Курильских островах. Как Вы считаете, повлияет ли это на формат переговоров «2+2»?

Ответ: Не хотел бы «отнимать хлеб» у коллег из Министерства обороны и подробно комментировать те последовательные шаги, которые предпринимаются нашей страной в интересах укрепления обороноспособности. Отмечу лишь главное: соответствующие меры – суверенное право Российской Федерации.

Если у Токио это вызывает вопросы, то, полагаю, они могут быть подняты в ходе предстоящих встреч в формате «2+2». Но и партнеры должны быть готовы дать разъяснения по вопросам военного строительства Японии, которые имеются у российской стороны.